МОЛИТВАГОРНОЛЫЖНИКА

рисунок Н. Веревочкина
рисунок Н. Веревочкина
рисунок Н. Веревочкина
рисунок Н. Веревочкина
рисунок Н. Веревочкина
рисунок Н. Веревочкина
рисунок Н. Веревочкина
рисунок Н. Веревочкина
рисунок Н. Веревочкина
рисунок Н. Веревочкина

Несколько лет уговариваю старого приятеля встать на горные лыжи.

Тщетно.

Приятель уныло твердит: «Канули наши кануны, и мы, да и спутницы наши, не юны».

Горные лыжи, убежден он – занятие для людей легкомысленных и слегка сумасшедших. Пустая трата времени с риском для здоровья и самой жизни.

Меня огорчают его взгляды. Я волнуюсь и довольно косноязычно пытаюсь внушить ему: горные лыжи – не просто увлечение, не просто спорт. В них есть нечто от религиозного экстаза. Ты вдруг убеждаешься, что рай есть. И он на земле. Точнее – в горах. Спуск с горы – действие сродни молитве. В процессе этого действия очищается душа. Высота, чистый снег, горный воздух, чистые помыслы, скорость и малая доля риска делают человека лучше.

Горным ветром человека просеивает от шелухи.

Пусть и не надолго.

Что поделаешь, всю жизнь в горах не проведешь. Приходится спускаться в грешный город.

Что касается напрасной потери времени, то это полная чушь. Как раз наоборот! День в горах увеличивает работоспособность в два, а то и в три раза. На всю неделю. С твоей склонностью к экспериментам и статистике, подзадориваю приятеля, легко подсчитать. Стоит лишь провести день в горах на лыжах.

О горных лыжах можно сказать то, что сказал Экзюпери о самолете – орудие познания жизни.

Наши споры ни к чему не приводят. Каждый из нас лишь в очередной раз убеждается, что имеет дело с идиотом.

В конце концов, мне давно следует смириться и признать – есть люди, не созданные для горных лыж. Даже птицы не все созданы для полета.

Мой приятель никогда не полюбит зиму. Жаль.

Но жалко и напрасно потраченных на него аргументов.

Возможно, то, что пролетело мимо ушей моего приятеля, дойдет до души кого-то из читателей.

Итак, о «канувших канунах». В каком возрасте лучше всего становиться на лыжи?

Многие счастливцы начинают спускаться с горы еще в животе у мамы.

А после появления на свет продолжают горнолыжную карьеру в рюкзаке у папы.

Недавно я познакомился с человеком, который в возрасте двух лет на моих глазах самостоятельно спустился с профессорской горки. При этом сопровождающий его папа, скромно потупившись, сказал, что это слишком поздно. Чемпионом мира ему уже не стать. Лучшие годы позади.

С другой стороны я дружу с человеком, который впервые встал на лыжи в возрасте шестидесяти шести лет.

Сын прикололся – подарил папе на день рождения карвинги.

Деваться было некуда.

Мой друг и сам не заметил, как стал фанатом горных склонов. Теперь он без лыж не мыслит дня прожить.

Жена, было, приревновала.

Он, в свою очередь, подарил ей лыжи, и сейчас в семье полная гармония.

Сам не видел, но из достоверных источников знаю о бабушке, которую злые внуки поставили на лыжи в семьдесят пять лет.

И бабушка не развалилась.

Напротив, к ней вернулся румянец и веселый нрав. В горах она познакомилась с дедушкой, тоже вдовым, и с тех пор они катаются вместе. Отдельно от внуков. Чтобы не смущать их своим счастьем.

Горным лыжам, как справедливо заметил классик, все возрасты покорны.

Вывод простой: сколько бы вам ни было лет, это самый лучший возраст для того, чтобы встать на лыжи.

Чем больше лет – тем лучше, поскольку на Чимбулаке для пенсионеров большие скидки.

Как, впрочем, и для студентов.

На вопрос, как правильно подобрать лыжи, есть замечательный ответ: не заморачивайтесь.

Когда я пришел в спортивный магазин покупать свои первые лыжи, голова моя закружилась от изобилия марок. Что взять: «Atomic», «Fisher», «Head», «Nordica», «Elan», «K-2», «Salomon», «Rossignol»?  Так можно и косоглазие заработать.

Никогда не завидовал гарему падишаха.

Лыжи производят десятки, а может быть, и сотни фирм. Можно всю жизнь выбирать и остаться недовольным выбором.

Продавец, опытный горнолыжник, эксперт, долго разъяснял мне достоинства и преимущества различных брендов.

Видимо, я ему изрядно поднадоел своей привередливостью, и он сухо спросил:

- Вы собираетесь стать олимпийским чемпионом? Планируете выступать на кубке мира?

Так далеко мои планы не заходили.

- Тогда для вас нет никакой разницы. В принципе лыжи всех фирм делаются по одной технологии. Разница столь незначительна, что любитель может ею пренебречь. Имеет значение лишь то, для какой цели нужны лыжи: собираетесь кататься по подготовленным трассам, любите скоростной спуск или слалом, предпочитаете целину?

Я предпочитал и то, и другое, и третье.

Продавец посоветовал мне универсальные лыжи – и для трасс, и для пухляка.

Ну а марка, все-таки лыжи какой фирмы лучше?

- Если вы не пижон и не долларовый миллионер, нет смысла переплачивать за бренд. За звук пустой. Имеет значение лишь соотношение цены и качества.

Лыжи, проще говоря, нужно выбирать так же, как и машину. Для этого нужно точно определиться, для чего она вам нужна: для городских поездок, для дачи, для путешествий, для поездок в горы, для того, чтобы произвести впечатление на девушек, для того, чтобы просто выпендриться перед знакомыми?

И когда вы точно определитесь, вам не придется выбирать из сотен марок.

Две-три нужного класса – не больше.

Итак, когда вы придете в магазин выбирать лыжи, вы должны точно знать: любите ли вы скоростной спуск, или предпочитаете виражировать? А, может быть, вам больше нравится пухляк, бугры.

И тогда продавец проникнется к вам уважением, как к родственной душе, и подберет самый лучший вариант, учитывая все ваши физические и возрастные характеристики.

С годами у вас накопится не менее трех пар лыж на все случаи жизни – и для подготовленных трасс, и для диких склонов.

А на первый случай лучше всего остановиться на карвингах.

Это лыжи для ленивых. При желании за несколько уроков на них можно научить кататься и пожилого носорога.

Нет ничего зазорного и в том, чтобы сначала приобрести хорошо обкатанные, «бэушные» лыжи. Многие начинающие водители, кстати, покупают подержанные автомобили. Чтобы не так жалко было их царапать.

Начните кататься – и через сезон-другой вы будете разбираться в лыжах лучше любого эксперта.

Правильнее и лучше всего пройти курс обучения у опытного инструктора на горнолыжном курорте, довериться профессионалу.

На этом можно было бы поставить точку.

Если бы не цена.

Один урок – девять тысяч тенге! И таких уроков нужно не менее 8-9 .

Перемножили? Почесали в затылке?

Для кого-то это не деньги. Семечки для синичек. Для кого-то целое состояние.

Самый дешевый способ – помимо, естественно, спортивных секций для одаренных детей –  вступить в самодеятельный горнолыжный клуб, где бескорыстные одноклубники в кратчайшие сроки поставят вас на лыжи.

У меня есть друг Борис, так его хлебом не корми, дай сделать из новичка мастера. Не счесть мальчишек и девчонок, зрелых мужчин и женщин, бабушек и дедушек, которые за большое спасибо прошли его школу и теперь за ту же цену охотно обучают новобранцев.

Увы, на весь Алматы таких клубов осталось едва ли больше трех. Прошли те времена, когда никто не пытался извлечь доход из бесплатных красот природы и наших увлечений, когда едва ли не в каждом ущелье на общественных началах при поддержке профсоюзов крупных организаций, заводов, институтов возводились небольшие бугельные трассы.

Горнолыжный клуб – это всегда сплоченная семья. Точнее сказать – это крошечное государство со своей территорией размером с арендуемый склон, со своим населением в количестве нескольких десятков свободолюбивых граждан, со своим флагом, демократически избранным президентом и своим Основным Законом. Нарушишь его –  и решением вече запросто можешь лишиться гражданства.

Здесь тебя научат всему необходимому: сплетать и натягивать на стойки трос, вовремя замечать лавиноопасные места и спускать без применения радикальных средств лавины, чтобы обезопасить склон. Не говоря уже о таких пустяках, как умение самостоятельно заточить канты и вообще реставрировать лыжи. Все здесь на полном самообслуживании. Никто за тебя не занесет солярку к дизелю, не поставит вагончик, не построит домик для ночлега.

Но самая главная, самая ответственная обязанность – топтать склон.

Те бескорыстные, веселые и беззаботные времена прошли и вряд ли вернуться. Их романтику современные, развращенные комфортом, люди не понимают и не принимают. Их вполне устраивает дешевизна членства в клубе, но они категорически не приемлют топтание снега на склоне после большого снегопада.

Лично я встал на лыжи в довольно юном возрасте. Мне едва исполнилось пятьдесят. И мои семидесятилетние учителя из горнолыжного клуба «Водопад» звали меня подающим надежды юношей.

Была лишь одна беда: меня обучали сразу пять наставников. Причем у каждого был свой метод и свой стиль катания.

Но сходились они в одном: в первую очередь человека нужно научить останавливаться и, самое главное, правильно падать.

Когда человек почувствует себя хозяином своей скорости и знает, что в любой момент может остановиться, он теряет страх перед склоном.

Человека, который испытывает страх, обучить чему-то невозможно.

Из пяти наставников, чтобы не получить раздробление личности, я выбрал одного, стиль которого мне нравился, а метод обучение был невероятно прост. Он заключался в том, чтобы следовать за своим учителем, копируя его стойку и движения. Затем учитель смотрел со стороны результаты обучения и, не жалея моего самолюбия, с удовольствием тыкал меня носом в ошибки.

У самоучек есть одна опасность. Она заключается в том, что как только новичок мало-мальски научился спускаться с горы, он прекращает обучение. И всю жизнь катается как новичок, недоучка.

Он не видит себя со стороны, и ему кажется, что он лыжник экстра-класса. Конечно, это его дело. Получает человек удовольствие – и на здоровье. На Олимпиаде не выступать. Эти люди излучают добродушие, напрочь лишены такого отрицательного качества, как самолюбие, и нехорошего желания, активно воспитываемого ныне в современных детях, быть лучше всех.

Не берите пример с этих добрых людей. Совершенствуйтесь. Дружите с сильными горнолыжниками и будьте благодарны им, когда они, не стесняясь в выражениях, будут анализировать ваш стиль катания.

При каждом удобном случае принимайте участие в любительских соревнованиях.

В клубе «Водопад» проводилось два соревнования – на открытии и закрытии сезона.

Но ради всего святого, придержите свои эмоции, когда будете обыгрывать своих учителей.

Ныряйте в Интернет.

Там можно найти экспертов мирового класса, толково и просто объясняющих самые сложные моменты.

Внимательно смотрите Кубок Мира. Особенно женские соревнования. Женщины катаются правильнее мужчин. Во всяком случае, красивее. Обращайте внимание на особенности стиля.

Совершенствуйтесь.

Чем правильнее вы катаетесь, тем больше получаете удовольствия от катания, тем более безопасным будет ваш спуск.

Опасности? Конечно, они есть. На всякий случай перед спуском необходимо прибегнуть к самому надежному средству – «Молитве горнолыжника». Меня, правда, отговорили обнародовать ее текст по причине, которая будет объяснена ниже.

Да, горные лыжи довольно травмоопасный спорт.  Но в горах чрезвычайных ситуаций в разы меньше, чем на городских улицах. В разы!

Самая большая опасность в горах не лавины или камни под снегом. Все это, при некотором знании гор и минимальной осторожности, можно предвидеть, а значит, избежать.

Самое опасное на горнолыжных склонах – люди. Природные катаклизмы можно предвидеть, поведение людей  непредсказуемо.

Соблюдайте правила. Это вам скажет любой инспектор ГАИ, даже если он никогда не стоял на лыжах.

Почему горнолыжники терпеть не могут сноубордистов? По той же причине, что и собаки не любят кошек. В чем причина этой застарелой вражды?

Я близко знаком с черным пуделем Тотошкой. Больше всего он любит спускаться с горы в рюкзаке за спиной хозяина. Алый язык болтается шарфом, уши трепещутся пиратскими флагами. Нет существа счастливее и интеллигентнее. Весь его вид как бы говорит: не все потеряно, даже если ты собака. Что касается кошек, врать не буду, домашних кошек я на горных трассах не встречал. Может быть, поэтому и Тотошка производит впечатление воспитанного и интеллигентного пса.

Так почему  горнолыжники не любят сноубордистов?

Сноубордисты, справедливо считают горнолыжники, сдирают досками снег со склонов до самых камней.

Сноубордисты имеют неприятную привычку отдыхать, сидя на крутых склонах, где их нелегко вовремя заметить, и поэтому трудно уклониться от столкновения.

Эти анархисты непредсказуемы, как лоси, забредшие на городскую улицу в часы пик.

Сноубордисты, возможно, приведут свои доводы, которые лично я даже слушать не хочу.

Впрочем, говорят, что на европейских горнолыжных курортах горнолыжники и сноубордисты относятся друг к другу терпимо. Уважительно. И даже дружески.

Нет, не потому что они – европейцы.

Пресловутая толерантность здесь ни при чем.

Секрет на удивление прост: кошки и собаки не терпят друг друга, потому что не могут поделить территорию.

На европейских горнолыжных курортах горнолыжники катаются по своим трассам, сноубордисты – по своим.

Они попросту не пересекаются.

Да если бы на наших трассах сноубордисты и горнолыжники катались раздельно, я бы сильно заскучал и побратался с первым же встретившимся мне на черной трассе анархистом на цветастой доске.

Потому что приятно осознавать: есть люди еще более сумасшедшие, чем ты.

В конце концов, нас объединяет общая любовь к горам.

Мой юный друг, отчаянный любитель черных трасс (партийная кличка – Рыжая Борода)  выразился предельно кратко и радикально: «Горные лыжи лучше секса».

И он прав.

Особую силу этой отточенной, выстраданной и, несомненно, крылатой фразе предает то обстоятельство, что автор ее совсем недавно женился.

Уж ему ли не знать. И ему ли не верить.

С ним даже жена согласна.

В каком-то смысле, горные лыжи больше, чем любовь.

Любовь, как это ни прискорбно, рано или поздно заканчивается.

Наслаждение, которое дарит спуск с горы, может повторяться бесконечно долго.

Горные лыжи – это, прежде всего, горы. Что может быть лучше гор? Только спуск по их склонам. По пухляку.

Горные лыжи невозможно разлюбить, им невозможно изменить.

Хотя… Борода – редкий случай – после женитьбы таки сменил лыжи на сноуборд. Видимо, жена на него вредно повлияла. Сноубордистка.

Но сноубордист он правильный. Все-таки горнолыжное воспитание. Презирая толпу и толчею, Борода принципиально не катается на подготовленных трассах. С утра и почти весь день, утопая в девственных снегах, поднимается на очередную гору с двумя досками на плечах.

У каждого свой крест.

Жена налегке ступает след в след.

Поднявшись, Борода меняет пропотевшие одежды на сухое белье, с полчаса наслаждается панорамой и – за пять минут вместе с верной подругой спускается вниз.

Неземное наслаждение. Хотя и короткое.

Вот его я и попросил прочитать этот текст. Что-то подправить, что-то добавить.

Ничего править и ничего добавлять мой друг не стал, лишь удалил текст «Молитвы горнолыжника», поскольку, став всеобщим достоянием, она, по его мнению, потеряет силу, а значит, и смысл.  

- Ничего вреднее я в жизни не читал, – сказал он с осуждением. –  Кончай свою пропаганду и агитацию. И так уже много лишнего народа по горам шатается, а ты еще всех подряд, включая беременных дам, столетних дедушек и бабушек, призываешь на лыжи становиться. У тебя же были замечательные строки по этому поводу: «чем меньше людей любят горы, тем горы чище». Вот и придерживайся этой позиции.

- С тех пор, как ты сменил лыжи на сноуборд, – отвечаю холодно, – твой характер изменился. Что с тебя взять, со сноубордиста.

В чем-то, конечно, Борода прав.

Но, мне кажется, горы сами осуществляют естественный отбор, допуская к себе только приличных людей.

Так что, становитесь на лыжи, испытайте это невесомое счастье восторженной души. Мир перед вами откроется совсем другой, чистой стороной. И вы скажете то, что сказал почтальон Печкин: «Я только жить начинаю».

Рисунки автора