КАЖДЫЙПИШЕТ,КАКОНДЫШИТ

В Центральном государственном музее республики проходит выставка «Халық жүрегіндегі қаламгерлер», посвященная юбилеям выдающихся писателей Мухтара Ауэзова, ГабитаМусрепова, Габидена Мустафина, Дихана Абилева, Гали Орманова, Ади Шарипова, Сафуана Шаймерденова и Азильхана Нуршаихова.

Организаторы экспозиции впервые собрали «под одной крышей» наиболее полную коллекцию свидетельств о жизни и творчестве писателей –  более трехсот предметов, среди которых их личные вещи,  книги, награды, портреты, бюсты, афиши, скульптурные композиции, иллюстрации к произведениям. Впервые  экспонированы уникальная коллекция архивных документов, личные листки по учету кадров, членские билеты, рукописи книг на казахском языке, исполненные еще арабским шрифтом, редкие издания, фотографии, записные книжки, письма.

Все эти «говорящие» артефакты датированы далекими двадцатыми-сороковыми годами прошлого века. Творчество писателей Казахстана развивалось вместе со страной, остро нуждавшейся в духовном развитии общества. Потому огромно значение не только в литературе, но и в государственном строительстве таких произведений, как «Путь Абая» Мухтара Ауэзова,  «Пробуждённый край» и  «Солдат из Казахстана» Габита Мусрепова, «Миллионер» и «Караганда» Габидена Мустафина, «Друзья-однополчане» и «Майра» Дихана Абилева, «Подъем»  Гали Орманова, «Партизанская дочь»  Ади Шарипова, «Инеш» Сафуана Шаймерденова, «Песня любви», «Годы радости и любви» Азильхана Нуршаихова и другие. 

Керей Бельгер

При непосредственном знакомстве с редкими экспонатами посетители выставки наверняка заинтересуются собственно личностями писателей, захотят проследить многосложный путь духовных и эстетических исканий каждого из них. Все это нашло отражение в их произведениях, правы критики, утверждая – каков автор, таково и его произведение. 

Скажем, Герольд Бельгер при жизни вспоминал врожденное благородство Габидена Мустафина: будучи ректором и педагогом Казахского педагогического института, он часто посещал общежития, поддерживая студентов в их быту. Там же, в плохо обогреваемых комнатах, студент Бельгер играл с ректором Мустафиным в шахматы и общался с ним по-казахски, за что писатель прозвал Герольда Карловича кереем. Позже писатель вновь проявил свою высоту. В послевоенное время были сильны антинемецкие настроения, и Герольда Бельгера не хотели принимать в ряды КПСС. Вопрос решился, когда Габиден Мустафин открыто выступил «за».

Страх, закончившийся радостью

А вот Дихан Абилев  за свою поэму «Майданбек», написанную в 1943 году, рисковал не только членским билетом, но и самой жизнью. В поэме речь шла о простом пареньке-коневоде, никогда не державшем в руках оружия. Оказавшись на передовой, он не мог заставить себя стрелять в бегущих на него немцев: «Как человека так просто может убить человек?». Отрывки из поэмы напечатала фронтовая газета «Вперед, на врага!», они нашли искренний отклик у бойцов, но не понравились иным военачальникам.

В политуправление фронта поступила «телега» по поводу пацифистской настроенности поэмы: «Подобное мнение, — подчеркивал некий военачальник, — абсолютно чуждо нам, советским людям. В поэме Абилева допущено ошибочное, противоречащее нашим взглядам утверждение о том «как человек убивает человека». Мнения такого характера могут сеять панику, несогласие и даже раздор среди рядовых бойцов. Вот к чему призывает Абилев, проповедующий вредные идеи. Ему нельзя не только верить, но и необходимо строго наказать…». Автора поэмы исключили из партии и приговорили к расстрелу. Спас Абилева генерал Дребеденев. Он прочитал поэму в переводе Малика Габдуллина, разобрался во всем досконально и отменил приговор военного трибунала. Позже Дихан Абилев безуспешно пытался разыскать генерала, чтобы выразить ему благодарность и признательность. И этот долг человеку, спасшему ему жизнь, навсегда остался с честным фронтовиком-писателем. Об этом случае Малик Габдуллин написал замечательный рассказ-воспоминание «Страх, закончившийся радостью».

Саша-казах

Говорят, писатель-фронтовик Ади  Шарипов более популярен  в Беларуси, чем на родине, хотя оставил 350 научных и публицистических работ, в том числе замечательную военную прозу и хрестоматию казахской литературы. Правда, в далекой братской республике писателя знают больше как грозного и неуловимого партизанского командира АО имени  Саша-казах; в Минске есть улица, названая в честь нашего земляка.

Как кадровый офицер, спросите вы, превратился в легендарного партизана? На этот и многие другие вопросы есть ответы в его книгах, где все от первого до последнего слова – не приукрашенная правда жизни. В первый же день войны 7-я танковая дивизия, расположенная в Беларуси, оказалась на острие вражеского удара. В течение всего жестокого боя 22 июня лейтенант Шарипов несколько раз поднимал своих бойцов в контратаку. Его поредевший взвод попал в окружение, когда остался прикрывать отход штаба полка. Командир 16 уцелевших бойцов сумел прорваться из фашистского кольца, группа ушла в лес, но кончались запасы пищи и боеприпасов. Однажды его маленький отряд наткнулся на немецкий транспортный самолет, вынужденно севший на опушке леса. Бойцы Шарипова добыли оружие, боеприпасы, провиант, рацию; Ади наконец связался с командованием, но получил приказ – остаться в тылу врага и организовать партизанский отряд.

И только в 1944 году партизаны соединились с Красной Армией – однако израненный Ади воевать дальше не мог. Ему предложили стать главой города Могилева, но он вернулся в родной Каскелен, а вскоре его перевели работать в ЦК республики. В начале 50-х годов такой же, как он, бывший партизан спас писателя от тюрьмы. Его и Мухтара Ауэзова обвинили в организации националистической группировки, но Шарипова спас руководитель республики Пономаренко, который сам был партизаном и хорошо знал Ади. "Как Ади может быть националистом, если он четыре года проливал кровь за белорусскую землю так, как защищал бы родной Казахстан?!" — возмутился Пантелеймон Кондратьевич, приказал немедленно закрыть дело и назначил Ади Шариповича министром просвещения.

Истина и легенда

Участник Великой Отечественной войны и знаменитый писатель Азильхан Нуршаихов при жизни принципиально не отмечал свои юбилеи. Коллеги и читатели едва уговорили его провести творческий вечер, посвященный 85-летию. Сегодня казахстанцы вновь и вновь возвращаются к его книге «Истина и легенда» о легендарном Бауыржане Момышулы.

Любимы народом его повести «Халима», «Махаббат қызық мол жылдары», которые не зря называют поэмами в прозе – это своего рода уникальный для казахстанской литературы пример запечатленной в словах памяти о любимой и единственной. Мало кто сумел так просто и сильно рассказать о своих чувствах к близкому человеку. Говорят, после смерти жены Аз-ага разложил на пустом стуле шаль покойной Халимы-апай и никому не разрешал на него садиться. Жена и после смерти всегда была рядом с ним.

В 1941 году 19-летний Азильхан стал командиром орудия в составе 100-й Казахской стрелковой бригады, воевал на Калининском, 2-м Прибалтийском, 1-м и 2-м Белорусских фронтах. Как-то вражеский танк уничтожил пятерых артиллеристов, в живых остались наводчик орудийного расчета Адильхан Кусаинов и Азильхан Нуршаихов. Позднее свою первую повесть «Песнь любви», созданную в 1964-м, писатель посвятил Адильхану Кусаинову.

Мало кто из его современников проявил такое мужество в драматические дни декабря 1986 года: услышав обвинение из Москвы в казахском национализме, Аз-ага отправил письмо на имя Горбачева, где открыто подверг критике такую формулировку. Кроме книг, он оставил нам в наследство свое жизнелюбие: в 89 лет он участвовал в открытии Азиады-2011, бегал кросс и до последнего дыхания – творил…

На открытии выставки выступили сын Мухтара Ауэзова Мурат Ауэзов, супруга Сафуана Шаймерденова – Багдат Шаймерденова, дочери писателей – Жамига Орманова, Жанар Мустафина, внучка Ади Шарипова – Жадыра.

Выставка продлится до 1 мая т.г.

Подготовила Алипа Утешева