СЕМЬРАЗОТМЕРЬИНАЧНИСНОВА

Во всём мире, который мы привычно называем цивилизованным, лишь потомки знатных фамилий помнят о своей родовой принадлежности. У нас же каждый простой казах на вопрос: «Руың кiм?» (Какого ты рода?)  – отвечает без запинки, причём иногда может назвать имена предков до седьмого колена. Хорошо это (жива память о дедах) или не очень (создаётся почва для оголтелого трайбализма), мы сами пока ещё не решили. Но, согласитесь, явление уникальное и, безусловно, любопытное. О первоначальном и современном значениях родоплеменного древа казахов, смысле деления народа на три жуза мы попросили рассказать Каната Тасибекова – писателя, автора популярной книги «Ситуативный казахский» и Зиру Наурзбаеву – культуролога, модератора сайта otuken.kz.

Жетi ата

З. Наурзбаева: У многих народов отслеживание своей родословной присуще лишь аристократии, потому что, к примеру, у европейской или индийской знати преимущественно тюркские, кочевые корни. Роль в прошлом сыграло великое переселение народов и формирование многих элит благодаря кочевникам (сакам и гуннам). Да и казахское слово «шежіре» происходит от арабского «шаджарат» – родословная, генеалогия. Собственно тюркский термин оказался забытым (некоторые считают, что казахское название родословной – «жеті ата», но это явно позднее обозначение). Вместе с тем каждый казах должен был знать своё происхождение, потому что он «атадан туған» – рождённый от предка, занимающего своё место в общенациональном родословии – шежіре.

Изначально казахский род был самостоятельной единицей, в основе которой лежало кровное родство. В ходе разных исторических событий роды и племена были вынуждены то объединяться, то распадаться. Но союзы родов и племён имели генетическую, культурную, языковую, политическую и идеологическую общность. И именно такая гибкая и жизнеспособная политическая система обеспечивала условия для экономического и демографического развития степного объединения.

К. Тасибеков: Родовые отношения казахов – это наша историческая и социальная особенность. Казахи генетически запрограммированы на сохранение родоплеменной структуры. Любой, самый что ни на есть «асфальтовый» казах знает ответ на вопрос: «Руың кім?» У близкородственных нам народов (киргизов, ногайцев, каракалпаков, алтайцев) тоже существует родоплеменное деление, подобное казахскому, вплоть до повторения наименований родов. И у многих других этносов есть структурирование. У французов – бретонцы и эльзасцы, у грузин – менгрелы и сваны, у туркмен – теке и йомуды… Однако настолько чёткое родоплеменное структурирование этноса сохранилось только у казахов.

Жузы – единство в многообразии

Как известно, казахские роды распределяются по трём жузам: Старший, Средний и Младший. Жуз – это политически-административное образование, созданное для удобства управления страной. Такой делегированный государственный строй на протяжении многих веков позволял предкам казахов контролировать и сохранять обширную территорию.

К. Тасибеков: В научной среде нет единого мнения о времени возникновения жузовской системы и её идеологической и практической наполненности. Могу предположить, что древние племена, составляющие казахский народ, были поделены на три жуза или, другими словами, на три военных округа неким древним гениальным полководцем. Структура, созданная этим полководцем, оказалась настолько жизнеспособной, что казахи на протяжении веков продолжают бережно хранить сведения о своей принадлежности к определённому «фронту» (жүз), «армии» (тайпа), «дивизии» (ру), «полку» (ата), «батальону» (cүйек). Окружающие его в повседневной жизни родичи образуют «отделение», «взвод» и «роту». И если он что-то делает неправильно, то на него всегда есть «старшины» и «взводные» в лице старших родичей. Кстати, казахские роды имели все атрибуты воинских подразделений, такие как форма (обычная одежда и конская амуниция, которая, тем не менее, имела отличия, определявшие родовую принадлежность обладателя), знамя, печать-тамгу и боевой клич, но между собой роды никогда не воевали. Случались, конечно, конфликты на почве раздела пастбищ и угона скота (барымта), но увечья или даже смерть никогда не служили поводом для вооружённого противостояния. Всё решалось только путём переговоров, в словесных поединках биев, а также на айтысах акынов.

В повседневной жизни для пикировки использовались поговорки, ставшие сейчас анахронизмами, но на их место приходят другие, которые также используются в словесных пикировках и для украшения речи. Так, супружеские пары, составленные из представителей родов арғын и найман, сейчас в шутку именуют АН-2, представители рода төртқара (четверо чёрных) называют себя «Бонни М».

Новые ветви

З. Наурзбаева: В прошлом через каждые семь поколений последующий род отпочковывался от отцовской общины, получал собственное имя и жил самостоятельно – «жеті атаға толды». Аксакалы родовой ветви обращались к старейшинам рода с просьбой выделить её в отдельный род (говоря современным языком, признать «юридическим лицом»). Старейшины, в свою очередь, спрашивали у тех, кто желал отделиться: у вас есть свои бай, батыр и бий, то есть люди, способные обеспечить материально, защитить от нападения и представлять на судейских тяжбах членов рода? Если такие статусные люди наличествовали, то выделение нового казахского рода с его наследием (енші) происходило на торжественной церемонии с участием представителей всех трёх казахских жузов, так как появление нового рода было событием общеказахского значения – народ Алаша пополнялся новым членом.

Отныне члены нового рода имели общий скот и имущество, несли коллективную ответственность друг за друга. Например, бай был обязан обеспечить приданым девушку из бедной семьи, калымом – сородича, не имеющего возможности жениться из-за бедности. Каждый человек был готов, не задумываясь, пожертвовать собой за свой род и его честь.

Тройка, семёрка, история

Почему именно три жуза, и именно семь колен? Одни историки уверены, что цифры 3 и 7 образовались стихийно, другие намекают на их смысловую нагрузку. Канат Тасибеков считает, что три жуза – это просто центр и два фланга армии, а вот число семь имеет сакральный символ, вспомните: жеті қазына, жеті қат көк (семь уровней неба или подземелья). Да и в других культурах число семь сакрально – Бог создал всё сущее за семь дней, семь смертных грехов и так далее.

З. Наурзбаева: Историки утверждают, что раньше существовало восемь жузов и лишь три сохранились до нашего времени. Остальные пять – это кыргызы, каракалпаки, курама, и два последних жуза составляло племя катаган. Однако в ходе сложных политических коллизий кыргызы, кураминцы и каракалпаки отделились от ханства, а катаганы были уничтожены Есим-ханом в ходе подавления им гражданского мятежа. Оставили в живых только женщин и детей, которых раздали по другим родам и племенам… В народе это трагическое событие получило название «Катаганское побоище».

С другой стороны, структура трёх жузов (в других культурах – трёх каст, сословий) соответствует  триальной структуре, характерной для индоевропейских культур и для человеческого сознания в целом. Триальную структуру индоевропейского социума и мифологии выявил Жорж Дюмезиль: материальные производители (Старший жуз), жрецы (Средний жуз) и воины (Младший жуз). Возможно, речь идёт об общих корнях индоевропейцев и тюрков. Психологи, занимающиеся профориентацией, выделяют три основные группы людей: первая предпочитает работать с материальными объектами, вторая – с идеями и символами, третья – с людьми. И это полностью соответствует традиционной триаде. А количество колен связано не только с сакральным символизмом числа 7, но и с естественным генетическим обновлением. Поскольку наши предки хорошо разбирались в животноводстве, они вполне могли применить эти знания в своём родовом укладе с целью порождения более крепкого и здорового потомства.

Минимальным знанием было знание «жеті ата» – семи поколений предков. Почему именно семи? Потому что родственники до седьмой степени родства считались близкими. Браки между казахами, связанными родственными связями по отцовской линии, запрещены до седьмого колена. По материнской линии можно жениться уже после пятого колена. Знание «жеті ата» было минимальным требованием к каждому казаху. Раньше существовали особые люди – герольды (шежіреші), которые профессионально занимались родословными. Шежіреші знали наизусть не только генеалогии, но и биографии, характер, деяния членов своего рода. Они были хранителями истории, знатоками обычаев и традиций, устно-поэтического искусства. 

Казахи не делятся – они состоят из родов!

Сегодня казахи по-разному относятся к своей родовой принадлежности: кто-то равнодушно, даже не интересуясь своим шежiре, кто-то, напротив, строит за счёт этого карьеру и поддерживает своих соплеменников, а некоторые изучают свое родословное древо, дабы избежать возможного кровосмешения.

З. Наурзбаева: Для меня, как культуролога, эта область вызывает особый интерес. Ведь казахские роды в определённой степени различаются по своей культуре, менталитету и  даже традициям. Но тут стоит упомянуть фразу политолога Айдоса Сарыма: «Казахи не делятся по родам, они состоят из родов и племён!»

К. Тасибеков: Широко распространённая пословица гласит: «Ұлы жүздің баласын қауға беріп малға қой» (выходцу из Старшего жуза дай бадью и отправь поить скот). Орта жүздің баласын қалам беріп дауға қой (выходцу из Среднего жуза дай перо и отправь на судебную тяжбу). Кіші жүздің баласын найза беріп жауға қой (выходцу из Младшего жуза дай копьё и отправь на битву)».

Полемика о древности, заслугах, героях того или иного рода, протежирование своих соплеменников и «подсиживание» чужаков в жизни носят скорее игровой характер. Необходимо принять во внимание, что история казахов не знает крупных кровопролитных конфликтов на почве родоплеменного деления. Поэтому хотелось бы думать, что это генетически запрограммированное структурирование, которое и в прошлом не разъединило наш народ, а в будущем послужит основанием для прочности и единства нашей нации. Любопытно, что казахстанцы других национальностей, понимающие культуру и менталитет казахов, прекрасно осведомлены о нашей родоплеменной и жузовой структуре. И в шутку даже предлагают считать себя четвёртым жузом в составе казахского народа. Те же, которые считают её дикостью и пережитком, видят весь народ диким и отсталым. Но эта структура является особенностью казахского народа, нашей историей, которую мы храним!

Опрос провела Анель УТЕГЕНОВА,

фото Бориса БУЗИНА и из архива Зиры Наурзбаевой